Teaching Young Learners – Demand High? 

21305

За последнее время несколько раз (мысленно :)) возвращалась к теме, которая мне кажется одной из центральных в методике преподавания английского младшим (началка, 8-11 лет) детям.

 что такое Demand High?


Demand High, упомянутый в названии выше, это идея, сформулированная Скривенером (J Scrivener) и Андерхиллом (A Underhill) около 7 (?) лет назад как реакция на позитивизм, «коммуникативность» и Dogme–штучки, которые в классе зачастую задают довольно поверхностный подход к преподаванию. У Скривенера и ко тогда был живой блог, в котором они много писали об этом – очень советую почитать хотя бы их т н manifesto про What is demand high. А меня это, конечно, интересует всё в смысле работы с детьми.

при чём тут обучение детей? они же ещё маленькие для demand high?


Как мне кажется, на данный момент основной – mainstreamметодологией обучения детей (младших школьников) английскому языку является нечто, основанное в основном на lexical syllabus с существенными заимствованиями из audio-lingual метода. То есть, детские курсы (Kid’s Box 3 and onwards, Playway 5-6, Super Minds 3 and onwards и т. д.) построены вокруг лексических тем, куда подсобран по урокам target vocabulary (8-10 лексических единиц по теме раздела), парочка грамматических структур, ну и далее в разных курса в разных пропорциях — истории, или functional language, или комиксы, в зависимости или от «моды», или от убеждений автора.

И если смотреть на учебники и читать teacher’s books (которые зачастую невероятно профессионально и качественно сделаны, с опорой на исследования и продуманную, подтверждённую опытом методику), то в целом создаётся впечатление, что авторы видят процесс изучения языка детьми 8-11 лет как 1) набирание лексики и  грамматических структур через memorisation и всевозможные drills, зачастую очень качественные и осмысленные, don’t get me wrong, 2) последовательный exposure (то есть, в хороших курсах много разных возможностей язык слушать в записях или видео, песенки, предлагается разное чтение) и 3) recycling vocabulary (повторение, повторение, повторение). Безусловно, эти элементы – ключевые. Но как же среди этих ключевых элементов нет и намёка на развитие понимания языковой системы? Можно называть это и «работой с грамматикой», и «работой с правилами», и «critical thinking», или даже «языковое чутьё». В любом случае, я говорю о том, чтобы эксплицитно, явно и ясно показывать детям грамматические – условно говоря – правила и помогать им замечать, как это всё работает.

но ведь детям сейчас не преподают грамматику в правилах, это же Голицынский и бесполезно?


Я, конечно, не имею в виду ту же работу с грамматикой, которой мы предаёмся в группах взрослых учеников, или даже подростков. Очевидно – research shows! – что дети до раннего подросткового возраста включительно не мыслят абстрактно так легко и естественно, потому что мозги пока не отросли в нужных местах. Очевидно, что работа с таблицами форм притяжательных местоимений, например, для детей не органична по умолчанию, то есть, не является такой first-choice поддержкой как для взрослых. Очевидно, что дети не воспринимают схемы на доске как указание к действию. Если взрослые ученики скажут «спасибо» за хорошую схему по грамматике и возьмут в работу и будут действительно глядя на эту схему говорить легче и лучше, то дети – в среднем – глядя на схему обычно начинают кряхтеть или в лучшем случае её переписывать не с того конца.

тогда почему речь о детях и обучении грамматике/структурам?


Но в то же время, даже самый младший экзамен Cambridge Starters тестирует некоторый объём грамматики, и среди этого скромного объёма – Present Continuous, short answers всякие везде, there is/there are, have you got, ну вот это всё. И будем честны с собой – дети младшего школьного возраста, которые учат английский язык не в среде, а через classroom instruction, не смогут освоить язык без explicit grammar teaching хотя бы только потому, что exposure и практики для этого недостаточно. Не может второклассник освоить there is/there are, просто потому что услышит пару раз и поиграет в какое-нибудь весёленькое задание в паре, где структура повторяется много раз.

Мне кажется, это связано с тем, что если начинать учить язык после определённого возраста (после 3-х? 4-х? 5?), то он вкладывается в голове немного в другое место, чем если начинать раньше (когда-нибудь я посмотрю, как это правильно называется). И это место – и особенно память, которая используется в случае младших школьников и уроков английского – это всё требует поддержки со всех сторон и материал должен быть commited to memory вообще всеми возможными способам – ну, как Пухта делает в Playway: послушай, повтори слово, сразу покажи жестом, то есть, сажает на память и слуховую, и телесную.

И с младшими школьниками тоже так надо – просто у них уже немного получше мозги отросли, чем у малюток, для которых написан Playway, и вот мне кажется, что со второго класса можно уже подробнее и настойчивее грамматику показывать, чтобы давать возможность детям освоить её ещё и через осмысление языка как структуры.

И у меня всегда есть ощущение от уроков, которые я смотрю, и на которых девятилетних детей учат, как – условно говоря – пятилетних  (то есть, без explicit grammar instruction), что детей не доучили. То есть, третьекласснику можно и нужно, мне кажется, уже сложные штуки довольно объяснить/показать. Не через таблички, а через качественный продуманный контекст/ситуацию, потом чёткое и доступное (!) объяснение с обязательной фиксацией правила визуально (не таблички, но какие-то смешные ясные схемки и символы и картиночки и подписи на русском), обсуждение «как это по-русски» и потом какую-то практику, которая бы использовала начатый контекст, и потом ещё и ещё практику (с детьми можно и не дойти до freer practice). И на дом упражнение из какого-нибудь милого детского грамматического сборника, типа Grammar Friends, Grammar Lab, My First Grammar. С третьеклассниками и старше это всё вообще кажется довольно логичным.

В интересный промежуток попадают второклассники: они, вроде как, реально ещё маленькие – даже мне большинство второклашек чуть выше пояса – но многие из них (если подслушивать на перемене) нехило перетирают друг с другом по поводу своих каких-то второклашечных увлечений и фильмов и делишек. В общем, пока пупсики, но уже такие, с зубками. И, конечно, важно, к какой работе привыкли/нет дети: у нас в школе учатся заточенные на учёбу крошки, и на других уроках активно их призывают к раскидыванию мозгами, так что и второклашки мне кажутся вполне grammar material.

Вот мы, например, недавно работали с вопросительными словами — это сложно потому, что сами слова почти одинаковые, произносятся довольно коварно (везде wh как «уэ» – сказала детям, что это такой звук, как будто ты хочешь поцеловать английский и сложил губы трубочкой; а в who и whose почему-то «х»)  и ну пока прочитаешь, уже запутаешься триста раз. А потом надо было ещё и в вопросах разобраться, и с ответами соединить. Мы сначала вопросы почитали и потренировали произношение. Потом приклеили в тетрадки и подписали по-русски мою шпаргалку с вопросами и картинками. Потом потренировали вопросы на слух – я кидала мячик и говорила вопрос по-английски, дети сверялись с табличкой и называли русский перевод. Потом наоборот. Потом делали всякие подстановки, смотрели на место вопросика в предложении. Сложно? Йес. Но к концу урока выглядит так, как будто дети немного ближе подошли к пониманию вопросительных слов и что-то там такое себе поняли. Частично. Кто-то из них. Начал понимать. Немножко.

Также приведу ниже quiz, который дети-второклассники вчера написали про have got/has got. Очень люблю задавать вопросы по-русски про грамматику, чтобы дети формулировали «правила» или объяснения своими словами – это ясно даёт учителю представление о том, что ребёнок вообще услышал из сказанного на уроке. Ну и крошки сразу как-то неплохо голову включают. Также по этому тестику видно, что have got все вполне усвоили и осмыслили, поняли про короткую форму, про отрицание, но никто из детей не справляется самостоятельно с составлением вопросов – то есть, несмотря на то, что мы тренировались много устно и письменно, тему про вопросы и перемену места в предложении для глагола никто не усвоил. Опять же, устно все очень хорошо всё спрашивали – и Have you got a….? у партнёра, и про мальчика Бена из книжки тоже. Сделаем работу над ошибками и посмотрим, вдруг кто-то с подсказкой вспомнит. Я бы не стала ещё одну неделю посвящать вопросам с have got, но через полмесяца будет неплохо вернуться к этой теме и «повторить».

И ещё вот, что кажется важным. Когда я пишу про «доучивать» детей, не имею в виду, что нужно завалить юных учеников на уроке сложными материалами и крошки должны в поту уползти. В целом, я скорее за «инглиш из изи». Но после уроков, где дети поработали на славу, всегда есть приятное ощущение у всех, и мне кажется, что это приятное ощущение возникает ещё и потому, что когнитивные возможности крошек использовались по назначению, и крошки сами чувствуют, когда использовались, и им приятно.

коммент?

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s